RSS | PDA | XML


Реклама от Google

Наука


Хондроитинсульфаты и их роль в обмене хондроцитов и межклеточного матрикса хрящевой ткани.

Доктор биологических наук А.Ф. Панасюк.

Институт ревматологии (директор-академик РАМН В.А. Насонова) РАМН.

Хондроитинсульфаты (ХС) вместе с кератан-, дерматан -, гепарансульфатами и гепари­ном относятся к группе соединений, которые имеют общее название - сульфатированные гликозаминогликаны (ГАГ). Химический состав ГАГ, найденных в соединительной ткани (СТ) позвоночных, представлен в табл. 1.

Эти соеди­нения представляют из себя линейные полимеры, состоящие из последовательно соединенных дисахаридных единиц, каждая из которых содер­жит гексозамин и уроновую кислоту или галак­тозу. Физико-химические свойства одних и тех же типов гликозаминогликанов, выделенных из разных типов СТ позвоночных, могут различать­ся между собой главным образом за счет степе­ни и места сульфатирования данных соединений [3, 7, 37]. Классическим примером являются хондроитин-4 (ХС-4) и хондроитин-6 (ХС-6) суль­фаты. Это изомеры, отличающиеся только ло­кализацией в их молекуле сульфатной группы: у ХС-4 она присоединена к 4-му атому углерода в молекуле галактозамина, а у ХС-6, соответствен­но, к 6-му атому. Сами ХС-4 и ХС-6 также мо­гут быть гетерогенны по структуре. Внутри их цепей часто присутствуют дисахаридные субъе­диницы, в которых сульфатная группа либо от­сутствует совсем, либо занимает несвойственное для данного ГАГ положение при 2, 4 или 6 ато­мах углерода; молекула дисахарида может быть гиперсульфатирована сразу в двух или трех по­ложениях [27].

Эта биохимическая вариабель­ность строения позволяет данным молекулам иметь различную молекулярную массу и плот­ность заряда на своей поверхности. Именно эти характеристики и определяют многочисленные свойства данных ХС.

Таблица 1.
Гликозаминогликаны и их распределение в тканях позвоночных

Тип
Локализация
Состав дисахаридной единицы
1

Гиалуроновая кислота

Стекловидное тело, синовия,

кожа, хрящ, кости, рыхлая СТ
Д -глюкуроновая кислота-Д-глюкозамин (dGlcUA)-(dGlcNAc)
2

Хондроитин

Роговица, аорта, хрящ, кожа, кости, склера
d-GlcUA - Д-галактозамин d-GalNAc
3

Хондроитин -4 - сульфат

Хрящ, кожа, сухожилия
d-GlcUA - d-GalNAc
4

Хондроитин-6 - сульфат

Хрящ, кожа, сухожилия
d-GlcUA - d-GalNAc
5

Гепарин

Кожа, легкие, печень, сосуды
Л-Идуроновая кислота -d-GalNAc (1-IdUA) или d-GlcUA-d-GalNAc
6

Гепарансульфат

Легкие, аорта
d-GlcUA - d-GlcNAc или 1-IdUA - d-GlcNAc
7

Кератансульфат I

Роговица
Галактоза (Сal) - d-GlcNAc
8

Кератансульфат II

Хрящ
Сal - d-GlcNAc
9

Дерматансульфат

Кожа, сухожилия, склера, роговица, сердечные клапаны
1-IdUA - d-GlcNAc или 1-IdUA - d-GalNAc

В матриксе хряща гликозаминогликаны всегда соединены с белком и входят в состав протеогликанов. Мономер протеогликана хряща [4, 23] состоит из 50-60 цепей кератансульфата и 100 цепей ХС, которые коваленгно связаны со стержневым белком. Мономеры протеогликана (табл. 2) несут большой отрицательный заряд и являются основными блоками для построения как минимум двух видов белково-полисахаридных комплексов хрящевого матрикса. Во-первых, они формируют агрегаты с гиалуроновой кислотой, когда 100-140 прогеогликановых мономеров соединены с длинной цепью гиалуроновой кислоты. Это по истине гигантская молекула, напоминающая по строению ерш для мытья посуды и имеющая молекулярный вес до 400 х 106 дальтон [23]. Во-вторых, мономеры протеогликана при ассоциации их С-концевых участков могут образовывать димеры, которые в свою очередь взаимодействуют N-концевыми участками с молекулами гликопротеина и формируют агрегаты первого порядка. Далее образуются агрегаты более высокого порядка, в которых димеры одновременно соединены с двумя и более молекулами связующего белка [2].

Таблица 2.
Состав мономера протеогликана хряща. (по T. Hardmgham, 1981) - молекулярный вес 1.0 до 4.0 x 106 дальтон

КомпозицияКол-во цепейМол. вес% от общего веса
Белок12.0-3.0x1057-12
Хондроитинсульфат1002000080-85
Кератансульфат5055007
Олигосахара501200-20001-3
Заряженные группы
Сульфатная
.
4500 на молекулу
.
Карбоксильная.4200 на молекулу.
Всего:.8700 на молекулу

В обоих случаях боковые цепи протеогликанов, состоящие из гликозаминогликанов, переплетаются с во­локнами коллагена и создают плотную трехмерную сетку, которая обеспечивает как избирательный проход через неё различных макромолекул, так и прочную пространственную стуктуру. За счет своей высокой гидрофильности цепи гликозаминогликанов сорбируют воду, и внутри хрящевого матрикса формируется герметизированная система, из которой при нагрузке на поверхности хряща выделяется жидкость, формирующая защитную пленку и обеспечивающая почти идеальное скольжение в суставе.

Возрастные изменения концентрации и качественного состава гликозаминогликанов в разных видах хрящевой ткани изучены достаточно хорошо. У позвоночных характерной особенностью качественного состава ГАГ во всех изученных видах хряща на ранних стадиях его развития является отсутствие кератансульфата [7, 13, 15,34]. У человека появление кератансульфата в хряще черепа, грудины и ребер отмечено только после 8 недель внутриутробного развития [34]. В эмбриональном хряще ГАГ представлены главным образом ХС-4 и ХС-6, а также гепарансульфатом [11, 13, 39, 50]. В процессе эмбрионального развития количество гепарансульфата в хрящевой ткани падает, а кератансульфата нарастает. Содержание хондроитинсульфатов также нарастает на ранних этапах эмбриогенеза, причем с явным преобладанием ХС-4 над ХС-6 [34]. Степень сульфатирования ГАГ также увеличивается по мере эмбрионального развития [30, 36, 46]. Начиная с постнатального периода в хрящевой ткани суммарное количество ГАГ с возрастом постепенно снижается, но при этом удельное содержание кератансульфата продолжает нарастать. Отношение ХС-4 и ХС-6 достигает максимума в раннем постнатальном периоде, а затем начинает снижаться за счет увеличения доли ХС-6 [30, 50]. Таким образом, в молодом хряще концентрация ХС-4 всегда выше, чем ХС-6, а кератансульфат в нем либо отсутствует, либо его содержание крайне мало.

В процессе дифференцировки и развития хряща обмен гликозаминогликанов в нем также меняется как в качественном, так и количественном отношении. Известно, что к 20 годам жизни человека обмен ГАГ снижается почти в 6 раз по сравнению с новорожденными [40]. Качественный состав гликозаминогликанов мочи претерпевает характерные изменения, которые хорошо согласуются с возрастным перераспределением синтеза изоформ ХС [37]. Так, у 5-летних детей ХС-4 и ХС-6 составляют соответственно 60% и 30% от общего содержания ГАГ в моче, а в 20-летнем возрасте их соотношение становится практически одинаковым [42]. В по­жилом возрасте экскреция с мочой гликозаминогликанов снижается, но при этом возрастает пропорция выделя­емого ХС-6. Необходимо отметить, что существует четкое соответствие между интенсивностью обмена ГАГ и коллагена. В обоих случаях максимальная интенсивность их метаболизма наблюдается в начале онтогенеза, в период формирования тканевых структур, после чего интенсивность обмена существенно снижается [3, 15]. При этом, судя по экскреции ГАГ с мочой, уровень их общего обмена достигает максимума раньше, чем уровень обмена коллагена [40]. Аналогичная ситуация имеет место и во взрослом организме, когда идут процессы регенерации СТ. В ране быстрый рост уровня гексозамина наблюдается на ранних стадиях её заживления [8]. Так, в нормальной коже содержание гексозамина составляет 450 мг/100 г сухой ткани, в 3-дневной ране - 956, в 6-дневной -790, 9-ти - 505, в 12-дневной -475 и в 15-дневной - 466 мг. Белково - полисахаридные комплексы, содержащие ГАГ, формируются на 5-6 день в продуктивную фазу роста, тогда как появление первых коллагеновых волокон отмечается только в конце этой фазы. Следовательно, синтез гликозаминогликанов и протеогликанов всегда предшествует синтезу коллагена и образованию рубцовой СТ и, скорее всего, они и определяют её тип.

ХС участвуют в формировании и самих коллагеновых волокон. При этом микрофибриллы коллагена сначала связываются олигосахарами гликопротеинов, создаются укрупненные фибриллы, которые затем с помощью цепей ГАГ, входящих в состав протеогликанов, объединяются в волокна различной толщины [3, 7]. Этот процесс идет внеклеточно, и самосборка коллагеновых волокон генетически детерминирована [6]. Необходимо отметить, что указанные свойства цепей гликозаминогликанов реализуются и тогда, когда они представлены в свободном виде. Доказательством этого являются экспериментальные данные, полученные нами в системе in vitro. Так, при смешивании растворов тропоколлагена и ХС происходит практически моментальная реакция, заканчивающаяся формированием непрозрачных преципитатов. После высушивания таких образцов можно видеть, что тропоколлаген в отсутствии гликозаминогликанов представляет из себя гомогенную массу (фото 1, а), тогда как в присутствии хондроитинсульфатов имеет четкую исчерченность, характерную для колла­геновых волокон (фото 1, б). Это свойство ХС, по-видимому, очень важно при репарации любой соединительной ткани, так как препятствует быстрому разрушению в ней коллагенового каркаса и обеспечива­ет, хотя и временное, но формирование матрикса из частично деградированного коллагена, который, как правило, менее устойчив к биораспаду. Создание временного матрикса имеет важное значение еще и потому, что позволяет приостановить формирование грубого рубца и обеспечить впоследствии более быстрое его за­мещение на обычную для данного органа соединительную ткань. Это было подтверждено нами при использовании сульфатированных гликозаминогликанов, в состав которых входил ХС-4, для формирования "мягкой" рубцовой ткани при заживлении роговицы глаза после хирургической коррекции миопии.

Фото 1. Ультраструктура преципитатов тропоколлагена.

image

а) в отсутствии сульфатированных гликозаминогликанов.

image

б) в присутствии 100 мкг/мл хондроитинсульфата. Ув. 100000

Кроме того, обнаружено [51], что сами ХС и их соединения с жирными кислотами, например фосфатидилэтаноламин-ХС, способны маскировать возникшую эрозию хряща и подавлять разрастание паннуса. По-видимому, сульфатированные гликозаминогликаны способны частично препятствовать и врастанию сосудов в хрящевой матрикс.

Процесс формирования соединительной ткани связан с синтезом её компонентов de novo. Так как биосинтез протеогликанов практически всегда предшествует синтезу коллагена, то при введении дополнительных количеств сульфатированных ГАГ они на ранних этапах восстановления соединительной ткани способны (по принципу обратной связи) существенно освободить клетку от нагрузки по производству протеогликанов. Последнее позволяет клетке сразу приступить к биосинтезу коллагена и других компонентов матрикса, и сам процесс репарации естественно ускоряется. Это подтверждают результаты ряда исследователей после нанесения им полнослойной кожной раны [14, 17, 19] и наши данные по изучению влияния гликозаминогликанов на процессы заживления трофических язв и скорость течения процесса. При внутривенном введении 1 мг/мл или 2 мг/мл препарата сульфатированных ГАГ крысам на 1, 3, 5 и 7 дни после нанесения им полнослойной кожной раны бало отмечено ускорени закрытия таких ран (табл. 3). Можно предполагать, что и в хрящевой ткани эти свойства ХС будут реализовываться подобным образом.

Таблица 3.
Влияние препарата сульфатированных ГАГ (сГАГ) на заживление полнослойной раны у крыс

Опыт Размер полнослойной раны (в % от исходного) дни после операций
7101418212427
контроль (n=5)79±1560±1237±720±39+24±20
сГАГ 1 мг/мл (n=5)66±1050±1725±710±3**0*00
сГАГ 2 мг/мл (n=5)69±749±731±815±35±200

*р<0,01 (критерий Стьюдента) в сравнении с контролем **р<0,05 (критерий Вилкоксона) в сравнении с контролем

Известно, что метаболизм протеогликанов и ГАГ изменяется уже на самых ранних этапах повреждения суставного хряща [4, 7, 24, 38]. Разрушение белково-полисахаридных комплексов резко изменяет свойства хрящевой ткани, делает её неустойчивой к нагрузкам и приводит к дальнейшей деградации коллагенового каркаса [22, 44]. Подобные изменения происходят и при старении [3, 25].

Как уже упоминалось, в норме цепи ГАГ свободном виде практически отсутствуют, но при патологических состояниях, когда идет разрушение белково-полисахаридных комплексов, они появляются и способны проявлять свои дополнительные уникальные свойства.

Одним из них является способность хондроитинсульфатов влиять на пролиферацию и обмен хондроцитов. Правда, имеющиеся в литературе данные иногда противоречивы, но значительно чаще исследователи выявили достоверное влияние этих веществ на основные показатели обмена клеток. Было показано, что ХС и сульфатированный глюкозамин [27, 48], а также полусинтетические гиперсульфатированные полисахариды, способны стимулировать биосинтез как коллагена, так и протеогликанов в хрящевой ткани. В наших собственных исследованиях при изучении влияния препарата ГАГ, содержащего ХС-4 и кератансульфат, на культуру хондроцитов человека было установлено, что характер его действия различен и зависит от концентрации. При высоком содержании гликозаминогликанов в культуральной среде (150-200 мкг/мл) было отмечено достоверное подавление размножения хондроцитов, но при этом продукция протеогликанов и коллагена возрастала (табл. 4). В низких концентрациях (менее 10 мкг/мл) этот препарат достоверно(на 20-30%) повышал размножение хондроцитов, но не влиял на показатели обмена этих клеток. Данный эффект на клетки хряща может быть следствием как непосредственного действия хондроитинсульфатов через построение определенного типа матрикса или встраивания их в клеточную мембрану, так и в результате метаболизации цепей гликозаминогликанов и утилизации промежуточных метаболитов. Такими соединениями являются гексозамины, сахара и сульфаты. Для всех этих соединений известно, что они могут стимулировать и рост, и обмен хрящевой ткани [18]. Существует достаточное количество работ о влиянии сульфатированного глюикозамина на пролиферацию и обмен хонд-роцитов [27, 49]. Нет необходимости говорить о роли Сахаров потому, что они используются клеткой во многих обменных реакциях. Что же касается сульфата, то даже при незначительном его снижении в биологических жидкостях (с 0,3 mМ до 0,2mМ) наблюдается резкое, более чем на одну треть, снижение продукции протеогликанов в хрящевой ткани человека [32, 33].

Таблица 4.
Влияние гликозаминогликанов на обмен хондроцитов человека в культуре ткани

Показатель обменаКонцентрация ГАГ (мкг/мл)
Контроль5100200
Синтез ДНК по включению 3Н-тимидина 3877+2225142±254*2097±395*1951±412*
Продукция коллагена (по 14С-оксипролину)1824±1461739±2022648±139*2724±156*
Продукция протеогликанов по включению354634±61703±82879±60*825±71

*различия по сравнению с контролем достоверны (р<0,05)

Было установлено [12, 29], что ХС способны подавлять синтез липидов. При введении ХС внутривенно, подкожно или перорально у экспериментальных животных отмечалось значительное снижение уровня сывороточных липидов. Эти наблюдения легли в основу применения ХС в качестве препаратов для предотвращения и лечения артеросклероза. Положительное влияние ГАГ на сосудистую систему было от­мечено и в наших исследованиях, проведенных у больных системной склеродермией. Оценка состояния микроциркуляции методами лазер-Допплер флуометрии и клиренса 133Хе, проведен нами совместно с проф. Э.С.Мач, показала (табл. 5), что препараты ГАГ, содержащие ХС-4 и кератансульфат, при локальном их применении достоверно по сравнению с контролем повышали кровоток в предплечье и в кончике пальца. Улучшение происходило как за счет уменьшения вазоспазма сосудов, так и вследствии антифиброзного действия данных соединений. Можно предположить, что ХС способны также улучшать кровоток в синовиальной ткани и в субхондральной зоне кости, приводя к стабилизации показателей обмена хряща.

Таблица 5.
Влияние препаратов, содержащих сульфатировапные ГАГ, на состояние микроциркуляции у больных системной склеродермией

Капиллярный кровоток (мл·100г·мин-1)

ПредплечьеКончик пальца
Отсутствие эффектаПовышение (усиление)Снижение (ослабление)Отсутствие эффектаПовышение (усиление)Снижение (ослабление)
ГАГ 21(3)43(6)36(5)084(11)16(2)
Контроль2025(1)75(3)025(1)76(3)
Вазоспазм3
ГАГ21(3)15(2)64(9)8(1)41(5)51(7)
Контроль2050(2)50(2)50(2)25(1)25(1)
Вазодиллятационный потенциал4
ГАГ7(1)29(4)64(9)025(3)75(9)
Контроль20100(4)0075(3)25(1)

Примечания: величины представлены в % от общего количества обследованных больных, в скобках указано число больных в каждой группе.
1. Капиллярный кровоток исследовался методом клиренса 133Хе из внутрикоженого депо.
2. В качестве контроля использовался местно изотонический раствор натрия хлорида.
3. Вазоспазм (% уменьшения кровотока во время пробы Вальсальвы) исследовался методом лазер-Допплерфлуометрии
4. Вазодилатационный потенциал методом лазер-Допплер флуометрии оценивался по изменению (в %) кровотока после 3-минутного местного воздействия источником тепла при t 42 С.

Недавно было обнаружено [16], что ХС в системе in vitro подавляют апоптоз, вызванный закисью азота. Предобработка хондроцигов кролика смесью ХС в концентрации 100 мкг/мл в 70% случаев снижала количество гибнущих клеток в среднем на 28%. Этот эффект пропорционально зависел от времени воздействия закиси азота.

Одним из наиболее известных и важных свойств сульфатированных гликозаминогликанов является их способность подавлять активность ферментов, принимающих участие в разрушении межклеточного матрикса соединительной ткани. Они способны подавлять активность гиалуронидазы и эластазы гранулоцитов [9, 10], кислых катепсинов [31], коллагеназы [20], лизосомальных гидролаз, сериновых протеиназ [14] и ряда других ферментов [21, 45]. Подобными свойствами обладает и сульфатированный гликозамин [48]. По нашим собственным наблюдениям препараты ГАГ in vitro в концентрации 100 мкг/мл полностью подавляли активность 0,1% раствора пепсина, что прямо доказывает их способность снижать деятельность кислых протеиназ, которая резко повышена в условиях воспаления.

Кроме того, сульфатированные гликозаминогликаны способны частично блокировать действие свободных кислородных радикалов. В эксперименте на культуре хондроцитов человека мы показали,что смесь ХС-4 и кератансульфата, а также артепарон и румалон в концентрациях от 100 до 200 мкг/мл на 30-40% подавляют синергическое действие коллагеназы и свободных кислородных радикалов [5]. Близкие результаты были недавно получены и другими исследователями, которые показали, что ХС обладают защитным действием в отношении влияния кислородных радикалов на клеточные мембраны хондроцитов [47].

Противовоспалительный эффект гликозаминогликанов связан, по-видимому, не только с их влиянием на активность ферментов и подавление перекисного окисления липидов. Общеизвестно, что эти полианионные соединения очень хорошо связывают различные молекулы. Цепи ГАГ могут менять конформацию молекул (например, ферментов, факторов роста и других цитокинов) и таким образом снижать их биологическую ак­тивность. ГАГ также способны блокировать антигенные детерминанты, препятствуя развитию иммунных и аутоиммунных процессов [28]. Было показано [49], что ХС и сульфатированный гликозамин обладают определенным противоотечным действием, хотя не способны предотвратить отек, уже иницированный такими медиаторами воспаления как брадикинин, серотонин или гистамин. Противоотечное действие сульфатированных ГАГ, по-видимому, осуществляется за счет двух механизмов. Во-первых, гликозаминогликаны забирают на себя воду и тем самым изымают её из ткани. Во-вторых, ГАГ способны прерывать на начальных этапах афферентное звено воспаления, осуществляемое макрофагами. ХС, связывая полностью или частично продукты распада и, возможно, часть медиаторов, блокируют хемотаксис и таким образом лишают макрофаги возможности появляться в очаге воспаления, распознавать антигены и высвобождать соответствующие медиаторы. К такому заключению мы пришли в результате изучения гистологических препаратов, отражающих динамику формирования рубца роговицы у экспериментальных животных. В случае местного применения гликозаминогликанов в постоперационный период в зоне формирования рубца отмечалось практически полное отсутствие макрофагов и отека роговицы. Позднее влияние ХС и их частично деполимеризованных производных на макрофаги было доказано в специальных исследованиях [47]. Так, ХС подавляли направленный хемотаксис лейкоцитов человека, индуцированный зимозан-акти-вированной сывороткой, снижали фагоцитоз и высвобождение лизоцима. Сравнение с нестероидными противовоспалительными препаратами показало, что ХС были более эффективны во время клеточной фазы воспаления, чем на стадии отека. Однако, по данным Omata Т. и соавт. [43], ХС при скармливании крысам способны подавлять потерю протеогликанов хряща в ответ на введение брадикинина. Кроме того, показано, что предварительное введение животным протеогликанов, богатых ХС, предотвращает развитие артрита, индуцированного микобактерией туберкулеза [28].

К сожалению, многие механизмы действия ГАГ и ХС пока изучены недостаточно, но уже сейчас можно с уверенностью утверждать (схема 1), что ГАГ в целом и ХС в частности оказывают влияние на многие показатели обмена соединительнотканного матрикса.

image

К настоящему времени на фармацевтическом рынке имеется ряд препаратов, содержащих различные гликозаминогликаны и их аналоги. Наиболее известными из них являются "Структум" и "Хондросульф". Эти препараты состоят из смеси нативных ХС-4 и ХС-6 в отношении, близком к таковому в хряще взрослых здоровых людей. За последние несколько лет опубликован ряд работ [1, 17, 18, 35], показывающих, что эти препараты, а также сульфатированный гликозамин [27] эффективны при остеоартрозе и других дегенеративных заболеваниях суставов. Положительным качеством сульфатированных ГАГ является практически полное отсутствие побочного действия на желудочно-кишечный тракт, почки, свертывающую систему крови и гомеостаз в целом. Можно предположить, что эти препараты окажутся перспективыми для применения не только в ревматологии, но и в других областях медицины.


Литература.

1. Алексеева Л.И., Беневоленская Л.И., Насонов Е.Л. и соавт. Структум (хондроитин сульфат) - новый терапевтический препарат для лечения остеоартроза. Тер. архив, 1999, 71, 5, 51-53.
2. Мусил Я., Новакова О., Кунц К. Современная биохимия в схемах. 1984, М., Мир, 215.
3. Никитин В.Н., Перский Е.Э., Утевская Л.А. Возрастная и эволюционная биохимия коллагеновых структур. Киев, Наукова Думка, 1977, 242.
4. Павлова В.Н., Копьева Т.Н., Слуцкий Л.И., Павлов Г.Г. Хрящ. М., Медицина, 1988, 317.
5. Панасюк А.Ф., Ярошук Г.В., Митрович Д. Влияние свободных радикалов на пролиферацию и обмен хондроцитов и на чувстви­тельность клеточного монослоя к действию протеаз. Вопросы мед. химии, 1995, 41,6, 19-22.
6. Серов В.В., Шехтер А.Б. Соединительная ткань, М. Медицина, 1981- 312.
7. Слуцкий Л.И. Биохимия нормальной и патологически измененной соединительной ткани. Л., Медицина, 1969, 375.
8. Стейси М. Баркер С. Углеводы живых тканей.-М., Мир, 1965, 324.
9. Andrews JL, Ghosh P, Lentini A, Ternai B. The interaction of pentosan polysulphate with human neutrophil elastase and connective tissue matrix components, Chem. Biol. Interact, 1983, 47, 157-173.
10. Baici A, Salgam P, Fehr K, Boni A. Inhibition of human elastase from PMN leukocytes by glycosaminoglycan polysulphate (arteparon). Biochem. Pharmacol., 1980, 29, 1723-1727.
11. Bjelle A.O., Antonopoulos C.A., Engfeldt B. et al. Fractionation of the glycosaminoglycans of human articular cartilage on estiola cellulose in aging and in osteoarthrosis. Calcifid Tissue Res., 1972, 8, 3, 237-246.
12. Camejo G., Hurt-damejo E., Rosengren B. et al. Modification of copper-catalyzed oxidation of low density lipoprotein by proteoglycans and glycosaminoglycans. J. Lipid Res., 1991, 32, 1983-1991.
13. Campo R.D., Tourtellotte CD. The composition of bovine cartilage and bone. Biochem. Bio-phys. Acta, 1967, 141, 3, 614-624.
14. Carreno MR, Muniz OE, Howell DS. The effect of glycosaminoglycan polysulfuric acid ester on articular cartilage in experimental osteoarthritis: effect on morphological variables of disease severity. J. Rheumatol., 19B6, 13, 490-497,
15. Chvapil M. Physiology of connective tissue.Butterworths, London and Czechoslovak Medical Press, Prague, 1967, 417.
16. Conrozier T. Death of articular chondrocytes. Mechanisms and protection., Presse Med., 1998, 27,36, 1859-1861.
17. Conrozier T. Chondroitin sulfate (CS 4&6): practical applications and economic impact. Presse Med., 1998, 27, 36, 1866-1868.
18. Deal CL., Moskowitz RW. Nutraceuticals as therapeutic agents in osteoarthritis. The role of glucosamine, chondroitin sulfate and collagen hydrolysate. Rheum. Dis. Clin. North Am., 1999,25,2, 379-395.
19. Glade M.J. Polysulphated glucosaminoglycans accelerates net synthesis of collagen and glycosaminoglycan by arthritic equine cartilage tissues and chondrocytes. Am. J. Vet. Res., 1990, 51, 779-785.
20. Halverson P.B., Cheung H.S., Struve J., McCarty D.J. Suppression of active collagenase from calcified lapine synovium by arteparon. J. Rheumatol., 1987, 14, 1013-1017.
21. Hannan H., Ghosh P., Bellenger C, Taylor T. Systemic administration of glycosaminoglycan polysulphate (arteparon) provides partial protection of articular cartilage from damage produced by meniscectomy in the canine. J. Orthop. Res., 1987, 5, 47-59.
22. Hardingham T. Chondroitin sulfate and joint disease. Osteoarthritis Cartilage, 1998, 6, suppl A, 3-5.
23. Hardingham T. Proteoglycans. Biochem. Soc. Trans., 1981, 9, 6, 489-497.
24. Howell D.S. Pathogenesis of osteoarthritis. Am. J. Med., 1986, 80, 24-28.
25. Joint Cartilage Degradation. Basic and clinical aspects., Eds. Woessner J. F., Howell D.S., 1993, Marcel Dekker, Inc., NY-Basel-Hong Kong, 557 .
26. Kalbhen D.A. Pharmacological studies on the anti-inflammatory effect of a semisynthetic polysaccharide (pentosan poly sulfate). Pharma cology, 1973, 9, 74-79.
27. Kelly G.S. The role glucosamine sulfate and chondroitin sulfate in the treatment of degener ative joint disease. Alt. Med. Rev., 1998, 3, 1,27-39.
28. Kingston A.E., Carney S.L., Hicks C.A, Billingham M.E. In vitro and in vivo effects of proteoglycan fractions in adjuvant treated rats.-Agents Actions Suppl., 1993, 39, p. 75-79.
29. Konador A., Kawiak J. Changes in chondroitin sulfate concentration in rabbit blood plasma depending on the method of its administration.- Arch. Immunol. Therap. Experiment., 1977, 25, 895-903.
30. Kondo K., Seno N., Anno K. Mucopolysaccharides from chicken skin of three age groups,Biochem. Biophys. Acta, 1971, 244, 3, 513-522.
31. Kontawelert P., Francis D.L., Brooks P.M., Ghosh P. Application of an enzyme-linked immunosorbent-inhibition assay to quantitate the release of KS peptides into fluids of the rat subcutaneous air pouch model and the effects of chondroprotective drugs on the release process. Rheumatol Intern, 1989, 9, 77-83.
32. Van der Kraan P.M., de Vries B.J., Vitters E.L.,et al. Inhibition of glycosaminoglycan synthesis in anatomically intact rat patellar by paracetamol-induced serum sulfate depletion. Biochem. Pharmacol., 1988, 37, 6, 3683-3690.
33. Van der Kraan P.M., Vitters E.L., de Vries B.J., van den Berg W.B. High susceptibility of human articular cartilage glycosaminoglycan synthesis to changes in inorganic sulfate availability. J. Orthop. Res., 1990, 8, 4, 565-571.
34. Lash J.W., Saxen L., Kosher R.A. Human chondrogenesis: glycosaminoglycan content of embryonic human cartilage. J. Exp. Zool, 1974, 189, 1, 127-131.
35. Leeb B.F., Schweitzer H., Montag K., Smolen J.S. A metaanalysis of chondroitin sulfate in the treatment of osteoarthritis. J. Rheumatol, 2000, 27, 1, 205-211.
36. Lipson M.J., Cerskus R.A., Silbert J.E. Glycosaminoglycans and glycosaminoglycan-degrading enzyme of Rana catesbeiana back skin during late stages of metamorphosis. Develop. Biol, 1971,25,2, 198-208.
37. Lohmander S., Antonopoulos C.A., Friberg U. Chemical and metabolic heterogeneity of chondroitin sulfate and keratan sulfate in guinea pig cartilage and nucleus pulposus. Biochem. Biophys. Acta, 1973, 304, 2, 430-448.
38. Mankin H.J. Reaction of articular cartilage to injury and osteoarthritis. N. Engl. J. Med., 1974,1310-1335.
39. Mathews В., Glagov S. Acid mucopolysaccharide patterns in development and aging of human and other vertebrate cartilage. In: Biochemie et physiologie du tissu conjonctif. Lyon,1966, 21-26.
40. Meaney M.F. Increased accuracy and precision in screening for urinary mucopolysaccharides,-N. Z. J. Med. Lab. Technol, 1974, 28, 2, 29-34.
41. Muller W., Panse P., Brand S., Strubb A. In vivo study of the distribution, affinity for cartilage and metabolism of arteparon. Z. Rheumatol., 1983, 42, 355-361.
42. Murata K. Effect of age on distribution of acidic glycosaminoglycans in normal human urine: special reference to proportion of chondroitin sulfate A to the C-isomer. Experientia, 1973, 29, 10, 1219-1221.
43. Omata Т., Segawa Y., Itokazu Y. et al. Effects of chondroitin sulfate-C on bradykinin- induced proteoglycan depletion in rats. Arzneimittelfor schung., 1999,-49, 7, 577-581.
44. Plaas A.H.K., West L.A., Wong-Palm S., Nelson F.R.T. Glycosaminoglycan sulfation in human osteoarthritis. Disease-related alterations at the non-reducing termini of chondroitin and dermatan sulfate. J. Biol. Chem., 1998, 273, 20,12642-12649.
45. Postmen 0., Forsskahl В., Markhind M. Local glycosaminoglycan polysulphate injection therapy in osteoarthritis of the hand. A placebo controlled double-blind clinical study. Scand. J. Rheumatol., 1988, 17, 197-202.
46. Prodi G. Data on dermis mucopolysaccharides and their evolution in growing animals. In: Biochemie et physiologie du tissu conjonctif. Lyon, 1966, 33-39.
47. Ronca F., Palniieri L., Panicucci P., Ronca G. Anti-inflammatory activity of chondroitin sulfate. Osteoarthritis Cartilage, 1998, 6, suppl A, 14-21.
48. Setnikar I., Pacini M.A., Revel L. Antiarthritic effect of glucosamine sulfate studied in animal models. Arzneim. Forsch, 1991, 41, 542-545.
49. Setnikar I. Antireactive properties of "chondroprotective" drugs. Int. J. Tissue React., 1992, 41, 253-261.
50. Stanescu V., Stanescu R., Maroteaux P. Chemical studies on the human growth cartilage in fetuses and newborns. Biol. Neonate, 1973, 23, 5.6, 432-445.
51. Sugiura N., Iwasaki S., Aoki S. et al. Suppression of pannus-like extension of synovial cells by lipid-derivatized chondroitin sulfate: in vitro and in vivo studies using Escherichia coliinduced arthritic rabbits. Int. J. Exp. Pathol., 1995, 76, 5, 369-379.
52. Verbruggen G., Veys E.M. Influence of sulphated glycosaminoglycans upon proteoglycan me tabolism of synovial lining cells. Acta Rheumatol. Beig., 1977, 1, 75-92.